Илюзия жизни

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Илюзия жизни > Тест: Touken Ranbu: мнения 1 Ты...  13 апреля 2018 г. 07:04:59


Тест: Touken Ranbu: мнения 1 Ты...

Алекс Хираги 13 апреля 2018 г. 07:04:59
 ­Тест: Touken Ranbu: мнения
1


Ты: производишь впечатление скромной воспитанной девушки с изящными манерами. Слабая, в большинстве случаев не можешь постоять за себя самостоятельно. Стараешься глубоко заглянуть в душу каждого меча, проникнуться его проблемами и нуждами, но не любишь показывать собственные слабости. Не всегда умеешь грамотно распорядиться ресурсами, но твои требования всегда соразмерны навыкам и способностям мечей. Пытаешься держать всё под контролем, поэтому обязательно вмешиваешься во все внутренние дела мечей.

Kodaline – «Brother»


­­


Конноскэ:
Забежав в комнату хозяйки, Конноскэ немало удивился, увидев разбросанные повсюду вещи: обычно девушка отличалась аккуратностью.
– Готовитесь к переезду? – оглядывая бардак, спросил лисёнок.
– Неужели ты сам уже собрался? – [Твоё имя] ответила вопросом на вопрос и потрепала жмурящегося Конноскэ по холке. – Ведь в новой цитадели и для тебя найдётся место.
– У меня будет своя комната?
– А как же!
– Тогда... можно одну просьбу? – с надеждой в глазах посмотрел на [Твоё имя] зверёк.
Дождавшись утвердительного кивка, лисёнок встал передними лапами девушке на колени и тихо-тихо зашептал ей что-то на ушко.
– Думаю, это с лёгкостью можно было бы устроить, – хихикнула [Твоё имя].
/Конноскэ, конечно, контактирует с тобой значительно меньше, чем мечи, но это не помешало ему проникнуться к тебе симпатией. Искренне считает, что ему повезло с хозяйкой, потому как ты всегда досыта кормишь его жареным тофу, который лисёнок обожает больше всего на свете/


Танто

Има-но-цуруги:
/звучит странно, но мальчик до сих пор не может определиться, как ему к тебе относиться: с одной стороны, его активно настраивает против тебя один ярый твой недоброжелатель, но с другой стороны, как Има-но-цуруги к тебе ни присматривался, угрозу в твоём лице он разглядеть не может, да и для него ты пока всё-таки авторитетнее/

Хирано Тоширо:
/понимает всю возложенную на тебя ответственность, даже будучи маленьким мальчиком, поэтому считает своим долгом заботиться о тебе: принесёт плед или сладости к чаю, рассортирует за тебя бумаги или выполнит другую монотонную работу. Несмотря на свой юный возраст, Хирано очень надёжен: он прямо заявляет, что при любых обстоятельствах будет на твоей стороне/

Ацуши Тоширо:
Гордо выпятив грудь, Ацуши несколько раз обернулся вокруг своей оси, давая возможность [Твоё имя] получше рассмотреть его доспехи.
– Какая красота! – Девушка всплеснула руками. – Всё так сверкает!
Она знала: мальчик много трудился, чтобы произвести на неё впечатление, и сейчас просто обязательно надо похвалить его.
– Это ещё что! – С этими словами Ацуши схватил девушку за руку и потащил в сторону тренировочного додзё. – Вы ещё не видели, чему я научился!..
/рядом с тобой чувствует себя настоящим защитником, восхищается тобой как девушкой – женственной, заботливой, но с несгибаемым внутренним стержнем – и, будь ты помладше, непременно бы влюбился. Во время своего отсутствия в цитадели тренировался в поте лица, заранее радуясь, что уж теперь-то с ним тебе не будет грозить ни одна опасность/

Гото Тоширо:
/хоть Гото и сам танто, но он очень гордится, что является одним из самых высоких среди братьев (и всё ещё считает себя «недостаточно высоким»), поэтому привык относиться к ним опекающе и смотреть сверху вниз. Гото настолько привык о них заботиться, что даже в разговорах с тобой ведёт себя как старший брат, по привычке успокаивая и утешая, чем иногда вызывает у тебя приступы смеха/

Синано Тоширо:
Мелко дрожа, Синано тихо сидел на подушке перед котацу и, даже не дочистив апельсин, обхватил себя руками, пытаясь согреться.
– Ты не заболел? – [Твоё имя] жестом поманила его к себе и, когда Синано подошёл, приложила ладонь ко лбу мальчика. – Странно, температуры вроде нет...
– Не знаю, – меланхолично отозвался рыжеволосый. – М-мне просто хотелось бы согреться в чьих-нибудь объятиях.
[Твоё имя] вдруг повеселела и, открыв дверцу большого шкафа, начала копаться в нём. Через какое-то время на столик перед Синано приземлилась приличных размеров коробка, из которой [Твоё имя] вытащила бордовое вязаное пончо.
– Пусть оно не заменит тёплых объятий, – сказала девушка, укутывая танто, – но мёрзнуть ты больше не будешь.
Обрадованный обновкой, Синано принялся радостно вертеться перед зеркалом.
– Пойдём, поможешь мне, – отвлекла [Твоё имя] мальчика от разглядывания себя. – Нужно раздать остальные вещи.
/пусть Синано является мечом-сокровищем, но он никогда не просит тебя с ним нянчиться, так что все проявления заботы – чисто твоя инициатива, что маленький танто очень ценит. Несмотря на его внешнюю независимость, очень любит с тобой обниматься, но делает это редко по причине, во-первых, твоей нелюбви к фамильярности, а во-вторых, если его за этим делом застанет Хасебэ.../

Маэда Тоширо:
/мальчик чем-то похож на тебя характером: он такой же тактичный, деликатный и внимательный к другим, кроме того, на него смело можно положиться в бою, так как Маэда считает, что твоя жизнь имеет даже большую ценность, чем благополучный исход битвы. У тебя нет причин быть им недовольной/

Акита Тоширо:
/обычно Акита тихий, мирный, даже робкий; он почти не приносит тебе проблем – разве что более бойкие старшие братья втянут его в какую-нибудь авантюру, – и втайне ты даже признаёшься себе, что хотела бы иметь такого братишку, как Акита. Так как Акита служил в основном людям высшего сословия, мало что знает о внешнем мире и очень радуется, когда ты берёшь его куда-нибудь вместе с собой/

Хаката Тоширо:
[Твоё имя] старалась не показывать своей нервозности, однако до ушей Хакаты всё-таки долетел взволнованный вздох.
– Вам нужна помощь? – с готовностью отозвался тот.
– Никак не могу понять, где я просчиталась, – поделилась переживаниями девушка, – ресурсов опять не хватает...
– Всё в порядке, госпожа, женщины иногда могут позволить себе быть беспечными. – Деловито поправив очки, Хаката уселся рядом, оттеснив девушку в сторону.
От неожиданной наглости [Твоё имя] подняла брови, но быстро успокоилась, видя, как мальчик, высунув кончик языка, старательно высчитывает что-то на бумаге.
– Если мы сократим расходы здесь и здесь, – Хаката уверенно ткнул в расчётный лист, – сэкономим целых тридцать процентов. И ещё можно немного подзаработать на продаже акций. Хотите, научу?
/несмотря на то, что Хаката – ещё ребёнок, в финансовых вопросах он любому экономисту сто очков форы даст: он не только помогает тебе рационально планировать бюджет и следить за расходами, у Хакаты есть ещё и отменное чутьё на изменения на фондовом рынке, которые мальчик умеет оборачивать в свою пользу. Довольно неплохо иметь в своих рядах умелого трейдера, не так ли? Просто дай ему почувствовать себя незаменимым и компетентным – и обретёшь в лице Хакаты переданного маленького товарища/

Мидарэ Тоширо:
– Всё. Теперь можешь смотреть.
Мидарэ, который пять минут до этого неподвижно сидел в одном положении, боясь не то, что шелохнуться – он даже дышать боялся, – так и подорвался с места, бросившись к зеркалу.
– Как красиво! – восхитился мальчик, разглядывая своё отражение.
Длинные светлые волосы Мидарэ, подвязанные его любимой красной атласной лентой, были высоко убраны в сложную причёску, из которой игриво выбивалось несколько прядей.
– Нравится? – польщённая реакцией, поинтересовалась девушка.
– Да! – Голубые глаза Мидарэ блестели. – У вас золотые руки!
[Твоё имя] смущённо рассмеялась и, заметив, что Мидарэ топчется в растерянности, спросила:
– Что такое?
– А м-можно, – промямлил тот, нерешительно теребя краешек рубашки, – вы иногда будете меня так заплетать?
/Мидарэ души в тебе не чает, всё не переставая удивляться твоим талантам: ты и в поэзии разбираешься, и готовишь вкусно, и причёски вон какие красивые делать умеешь, так что мальчику ты кажешься недосягаемым идеалом. В знак уважения к тебе Мидарэ отличается идеальным послушанием и никогда не даёт тебе повода повысить на него голос, ну а то, что он одет и ведёт себя как девочка – что ж, у каждого свои странности/

Хочо Тоширо:
– Хочо, пойдём обедать, – позвала [Твоё имя], выглядывая из-за фусума.
– Сейпфяс! – с набитым ртом отозвался мальчик, вытирая рукавом крошки с лица.
Рядом валялась наполовину опустошённая пачка чипсов, которую Хочо по-быстрому попытался убрать, создавая этим ещё больше шума.
– Опять ты ешь всякую гадость! – нахмурилась [Твоё имя], входя в комнату. – Отдавай-ка её мне!
Однако мальчик мёртвой хваткой вцепился в лакомство:
– Нет!
– Но Мицутада и Касэн наготовили столько вкусностей, – попыталась договориться девушка, – представь, как они расстроятся, если ты откажешься от еды!
На несколько секунд Хочо притих, сопя и напряжённо о чём-то размышляя. Наконец он сдался, протянув пачку [Твоё имя]. Она улыбнулась уголками губ: кажется, в этот раз проблему удалось решить мирным путём.
– Я не говорю уже о том, что от вредной еды у тебя может разболеться жив... – Девушка осеклась, взглядом наткнувшись на обложку журнала, который Хочо так наивно надеялся спрятать под котацу. Открытое декольте и приталенная блузка подчёркивали пышные формы модели.
– «Жёнушки»?! – прочитала [Твоё имя] и побагровела. – Хочо, это ещё что за номер?
– Восемнадцатый, – довольным голосом сообщил мальчик. – Я скоро все выпуски соберу!
– Ты ещё маленький, чтобы читать такое! – возмущалась [Твоё имя]. – Мне придётся поговорить с твоим старшим братом о твоём поведении!
/если с подавляющей частью братишек-Тоширо особых хлопот нет, то вот Хочо для тебя – настоящий проблемный ребёнок. Только встретив тебя, мальчик думал, что ты такая же послушная и покладистая, как и его «жёнушки», поэтому совершенно растерялся, обнаружив, что ты при случае можешь и отчитать. Иногда он специально капризничает, чтобы только вывести тебя из себя, и совсем не понимает, как это некоторые его братья могут тебя обожествлять: сам-то Хочо считает тебя очень строгой и вредной/

Ягэн Тоширо:
/считает тебя слабой, но не находит в этом ничего предосудительного, ведь размахивать оружием направо и налево – задача их, мечей, а не твоя. И всё же Ягэн не отрицает, что тебе не мешало бы хоть немного научиться основам искусства боя. Разумеется, он без промедления отдаст за тебя жизнь, и всё же парню будет гораздо спокойнее от осознания, что в критической ситуации ты и сама сможешь дать врагу отпор/

Гокотай:
Разгребая завалы бумаг и с головой углубившись в работу, [Твоё имя] не сразу почувствовала, как кто-то легонько, но настойчиво дёргает её за рукав кимоно. Девушка обернулась через плечо: упираясь лапами в пол, за рукав тянул крошечный белый тигрёнок. Резко разжав зубы и выпустив ткань, он неуклюже плюхнулся на бок.
– Малыш, как ты здесь оказался? – Умилившись, [Твоё имя] тут же отложила кисть и взяла зверька на руки, почесав за ушком. Тот довольно замурлыкал – совсем как домашний котёнок – и шершавым язычком лизнул руку девушки, заставив её хихикнуть.
– Х-хозяйка! – в дверях мелькнуло красное от смущения лицо Гокотая. – Простите!
Подбежав к [Твоё имя], он аккуратно забрал тигрёнка; отнятый от тёплых рук, тот недоумённо сверкнул янтарными глазами.
– Простите, что не уследил за тигрятами, они все разбежались, – извиняющимся тоном объяснялся мальчик. – Н-надеюсь, он не доставил вам хлопот...
– Напротив, – тепло улыбнулась [Твоё имя], отчего Гокотай засмущался пуще прежнего, – у тебя очень забавные питомцы.
/спустя даже большой промежуток времени после своего появления в цитадели не может разговаривать с тобой не заикаясь: ты ведь такая важная персона, вот Гокотай постоянно и переживает, что приносит тебе неудобства. Однако теперь у мальчика появился стимул избавиться от своей нерешительности: ты кажешься ему очень женственной, и Гокотай считает своим долгом стать сильнее, чтобы суметь защитить тебя/

Айдзен Кунитоши:
/тебе тяжело управляться с непоседливым Айдзеном, для которого просто тихо посидеть на месте – уже подвиг, но не сказать, чтобы он создавал тебе трудности специально, просто мальчик не понимает, почему ты так настойчиво пытаешься призвать всех к порядку. Хотя, если ты сводишь его на какой-нибудь фестиваль, Айдзен тебе всё простит/

Тайкоганэ Садамунэ:
/когда тебе грустно, лучший способ развеяться – пойти к Тайкоганэ: этот заводной мальчишка всегда найдёт способ поднять тебе настроение. А так как любая тусовка без Миччана – вовсе и не тусовка, то очень часто к вам присоединяется Сёкудайкири, который очень даже и не против повеселиться с вами за компанию/

Саё Самондзи:
Оказавшись одному в огромном саду, Саё воровато оглянулся по сторонам и присел на корточки, вынув из-за пазухи несколько спелых ярко-оранжевых плодов хурмы, и стал по очереди тщательно протирать их рукавом одежды, даже не подозревая, что за всеми его действиями неотрывно следит [Твоё имя].
«Так вот куда пропадает вся хурма! – рассердилась девушка, уперев руки в бока. – А это, наверное, Саё хулиганит с остальными мальчишками!»
Она уже хотела было окликнуть его, как вдруг Саё протянул вслух:
– Надеюсь, они понравятся Косэцу-нии-сама... и Содза-нии-сама...
«Такой милый», – улыбнулась [Твоё имя], уже и передумав отчитывать мальчишку за кражу ягод из сада.
/глядя на робкие и зачастую неловкие попытки мальчика выразить свою любовь по отношению к старшим братьям, ты с каждым днём всё больше убеждаешься, что Саё способен на светлые чувства, и пытаешься их пробудить. Ты знаешь о тяжёлом прошлом, которое выпало на долю Саё и принесло ему столько боли, поэтому никогда не позволяешь себе говорить с ним в приказном тоне: необходимость сражаться с армией ревизионистов Саё всё ещё воспринимает как твою жажду мести, и пройдёт ещё немало времени, прежде чем мальчик поймёт, что он может быть любим за просто так/

Фудо Юкимицу:
– Фудо, знай меру, – пожурила [Твоё имя], подбирая разбросанные повсюду баночки из-под саке, – ты же опять скоро начнёшь икать.
– Ну и что, – немедленно отозвался тот, отняв от столешницы раскрасневшееся от алкоголя лицо, – когда Нобунага-сама напивался, то часто вспоминал меня.
– Сейчас заботиться о тебе обязана я, а не Нобунага-сама, – напомнила [Твоё имя].
– Вот именно, ты только обязана. – По мере развития мысли мальчик всё повышал голос. – Ты никогда не любила меня по-настоящему! Никого из нас!
– Фудо, немедленно прекрати это! – Девушке стало обидно до слёз, но усилием воли она заставила себя успокоиться.
– Нобунага-сама действительно меня любил! – И Фудо, не сдержавшись, запустил в [Твоё имя] пустой баночкой. – А ты всем всё только запрещаешь!..
/а вот за такое надо бы и хорошенько наказать, причём, если не сделаешь это сама, грязную работу за тебя выполнит Хасебэ – он всё равно узнает о случившемся и будет вне себя от ярости. Уже можно было догадаться, что Фудо ни во что тебя не ставит и вступает с тобой в открытые конфликты, как бы ты ни старалась их избежать. В любом случае, такой непозволительный жест в сторону Санивы без внимания оставлять нельзя/


Вакидзаси

Никкари Аоэ:
– Полагаю, госпожа, вы уже совершили обход по отстроенной цитадели – чудное место, правда? – Девушка охотно кивнула в ответ, и Никкари, сплетя пальцы в замок и положив на них подбородок, загадочно улыбнулся. – Я как раз хотел предупредить вас, что стоит остерегаться восточного крыла.
– А что с ним не так? – нахмурилась [Твоё имя].
Выждав многозначительную паузу, Никкари продолжил:
– Как? Разве вы не заметили метку мелом на досчатом полу? – наигранно ужаснулся парень, про себя усмехнувшись: никакой метки не было и в помине.
– Какую метку? – Испуг [Твоё имя] веселил Никкари всё больше.
Парень откинул со лба мешавшуюся прядь и отвёл взгляд в сторону:
– Дело в том, что это место ещё не очищено. Я и сам не люблю заходить в ту часть цитадели: говорят, даже в дневное время там можно ощутить присутствие чего-то потустороннего, увидеть странные тени...
– Никкари, зачем ты рассказываешь мне это на ночь глядя?
– Я всего лишь хочу обезопасить вас, госпожа, – нарочито покорно поклонился Никкари, с удовольствием подмечая, что девушке становится всё труднее держать себя в руках: казалось бы, ещё чуть-чуть, и она упадёт в обморок от страха.
– С-спасибо, – запинаясь, пролепетала [Твоё имя].
– В этот раз вам повезло, – неопределённо хмыкнул Никкари, – но в следующий раз будьте осторожнее: кто знает, что скрывается в глубине ночных коридоров.
/считает тебя слишком наивной и доверчивой, поэтому испытывает моральное удовлетворение от того, что пугает тебя всякими страшилками и мистическими историями, хотя в душе сам считает это некрасивым. Соблазн, однако, слишком велик, чтобы не насладиться видом испуганной хозяйки: известный своим пристрастием к каламбурам, Никкари специально подбирает фразы, которые можно расценивать двояко, тем самым только усиливая эффект и одновременно понимая, что с таким отношением к собственной хозяйке статуса священного меча, коим так страстно желает стать Никкари, ему не получить никогда/

Намадзуо Тоширо:
/помогает тебе заботиться о Хонэбами и лечить его от бессонницы, но сам просит тебя не беспокоиться о нём, когда ты справляешься о его самочувствии. Зная, как мальчик любит возиться с лошадьми, позволяешь ему находиться в конюшне чуть ли не весь день/

Хонебами Тоширо:
[Твоё имя] в последний раз поправила стебли лаванды в вазочке у изголовья постели Хонэбами и взбила его подушку.
– Должно помочь избавиться от кошмаров.
Бледно-фиолетовые цветки распространяли вокруг себя душистый маслянистый аромат, от которого клонило в сон.
– Спасибо, госпожа, – стесняясь, проронил Хонэбами.
– Ты можешь прийти ко мне даже ночью, если будет плохо, – отозвалась та, – мне не жалко на тебя времени.
/когда Хонэбами, и без того страдавший из-за потери воспоминаний, стал просыпаться от кошмаров по ночам, ты действительно забеспокоилась относительно его психического самочувствия, но спрашивать Хонэбами об этом напрямую не решалась, боясь как-нибудь задеть мальчика. Пока что выручают народные методы: мешочки с цветами лаванды, положенные под подушку, действуют на вакидзаси успокаивающе и позволяют ему спать спокойно. Внешне Хонэбами малоэмоционален, но он очень благодарен тебе за трепетное отношение к нему/

Моноёши Садамунэ:
/раньше Моноёши было не так важно, в чьих руках он находился, а значение имело лишь то, что он мог приносить своему владельцу удачу, однако в наши дни мальчик признаётся сам себе, что служить тебе ему приятнее всего: твоя спокойная и сдержанная натура притягивает его, ты очень заботливая и сострадающая, и Моноёши больше не боится остаться один. Стараешься не использовать его дар слишком часто, полагая, что даже таким выдающимся мечам, как Моноёши, нужно отдыхать/

Хорикава Кунихиро:
Доглаживая уже пятнадцатую рубашку, [Твоё имя] выдохнула и рукавом промокнула выступивший на лбу пот.
– Что такое, госпожа? – В дверях тут же показалась озабоченная мордашка Хорикавы. – Вам тяжело?
– Ничуть, – поспешила возразить та, кивнув на гору вещей, – просто немного устала.
Голубоглазый буквально подлетел к хозяйке и забрал у неё утюг, подталкивая [Твоё имя] в сторону кресла.
– Лучше отдохните, я сам тут всё доделаю, – улыбнулся Хорикава. – Мы с Мицутадой приготовили домашний лимонад, если хотите, я могу вам его налить.
– Хорикава, мне уже неудобно перед тобой, – виновато протянула девушка. – Такое чувство, будто я тебя использую.
– Но мне правда нравится заниматься домашними делами! – Парень удивлённо захлопал ресницами.
/предмет обожания Идзуми-но-ками – предмет обожания Хорикавы, только последний почитает тебя не в романтическом плане, а просто восхищается тобой как человеком и хозяйкой: для него ты почти что женская версия самого Канэсады. Поражается, как ты, несмотря на все свалившиеся на тебя трудности, продолжаешь оставаться доброй и улыбчивой, и старается облегчить тебе жизнь, частично выполняя за тебя домашние обязанности, благо ему это только в удовольствие/

Урашима Котэцу:
/от и до поддерживает твоё стремление помирить Котэцу-старших: заветная мечта Урашимы – чтобы братья наконец-то перестали постоянно браниться и ссориться, и они втроём стали дружной семьёй, где неважно, копия ты или оригинал. Урашима вообще очень мирный и дружелюбный, поэтому неудивительно, что вы быстро нашли общий язык, мальчик по доброте душевной даже даёт тебе потискать свою милую черепашку/


Учигатаны

Накигицунэ:
– Как всё прошло?
– Даже лучше, чем вы предполагали, – протявкал лисёнок. – Накигицунэ уже...
Однако [Твоё имя] жестом остановила его, покачав головой.
– Я хочу, чтобы со мной говорил Накигицунэ.
Она всё пыталась поймать взгляд паренька, и тот, решившись, посмотрел ей в глаза.
– Я рада, что ты сам стал писать мне письма. – Девушка ободряюще улыбнулась. – Ты меняешься в лучшую сторону.
– А... да, – робко кивнул светловолосый.
/ни Накигицунэ, ни ты не отличаетесь решительностью, однако как хозяйка ты поняла, что инициативу сближения придётся брать в свои руки, а начинать следует с преодоления извечной застенчивости Накигицунэ: до тебя он практически не разговаривал самостоятельно, а выражал свои мысли исключительно через посредника-лиса. Стоит отметить, что Накигицунэ и сам жаждет победить свой комплекс, поэтому, встретив тебя, парень понял: вот он, шанс наконец-то начать жить нормальной жизнью/

Сэнго Мурамаса:
– Сегодня ты закончил даже раньше обычного, – удивилась [Твоё имя], кивком головы поприветствовав вернувшегося в цитадель Сэнго.
– Работа в поле порядком утомила меня, – признался тот, ставя перед девушкой до отказа забитую овощную корзину. – Сейчас я бы с удовольствием принял ванну и переоделся.
[Твоё имя] молча наблюдала, как мужчина не спеша стал развязывать пояс.
– Не против, если я немного обнажусь? – С этими словами Сэнго принялся стягивать с себя рабочую одежду, с прищуром посматривая на хозяйку.
Девушка не сразу сообразила, что происходит перед ней, лишь в последний момент закрыв глаза руками и смущённо протараторив:
– Сэнго, пожалуйста, не мог бы ты раздеваться в другом месте?
/ему очень нравится тебя смущать, каждый раз наблюдая, как твои щёки постепенно приобретают оттенок спелых томатов, а после наслаждаясь такой несвойственной тебе бурной реакцией. Этого он только и добивается и, выведя тебя на эмоции, успокаивается до следующего раза. Удаётся сия авантюра, правда, с попеременным успехом: не дай Бог Сэнго на середине шоу застанет Хасебэ или Когарасумару – мало ему не покажется/

Кикко Садамунэ:
– Хозяйка, как продвигается работа? Помощь не нужна? Если что-нибудь потребуется, только прикажите!..
[Твоё имя] вздрогнула от неожиданности и едва не выронила чернильницу из рук. В проёме красовалось заинтересованно-сча­стливое лицо Кикко.
– Опять ты? Госпоже нужно заниматься делами! Не мешай ей! – Из-за двери послышался гневный возглас Хасебэ.
– С-спасибо, но за меня и так половину работы выполняет Хасебэ, – вежливо отказала [Твоё имя]. – Какая же из меня хозяйка, если я буду только бездельничать?
– Можно я тогда просто посижу и посмотрю на вас? – не унимался парень.
/тебе, несмотря на всё твоё терпение и снисходительность к новичкам, представляется трудным поладить с Кикко: тебя откровенно напрягает рвение парня угодить и услужить, оттеснив на второй план Хасебэ, который ко времени появления Кикко в цитадели уже заслуженно снискал твоё расположение. К тому же, ты находишь странным и пугающим, что Кикко скрывает под одеждой шибари – красную оплётку, оставляющую следы на всём теле, и лишь загадочно улыбается, когда его начинают расспрашивать о данном «аксессуаре»/

Содза Самондзи:
/уже с первых минут вашего знакомства ты покорила его искренностью и заботливостью: впервые перед Содзой стоял хозяин, действительно дороживший каждым мечом и относящийся к нему не как к собственности или игрушке, а как к личности. Так ты и заработала его уважение, день ото дня только растущее. И ещё Содза крайне благодарен тебе за лояльное отношение к Саё – это отдельный пункт в ваших отношениях: видеть, как ты трепетно относишься к мальчику, давая ему время, чтобы раскрыться, почувствовать себя нужным и любимым, наводит Содзу на мысли, что лучшей госпожи для себя он и не может желать/

Касю Киёмицу:
Уже потянувшись к стрелкам прибора для перемещений во времени, чтобы установить временной период, Касю мгновенно отдёрнул руки, стоило только [Твоё имя] издалека окликнуть его.
– Касю! – кричала запыхавшаяся девушка. – Пожалуйста, подожди!
– Госпожа! – забыв обо всём, парень бросился хозяйке навстречу и поймал её на вытянутые руки, когда та случайно поскользнулась.
Всё ещё тяжело дыша, [Твоё имя] выпростала из рукава аккуратный красный омамори с золотыми завязочками-тесёмка­ми.
– Я сама его сделала. – Девушка осторожно вложила амулет в ладонь остолбеневшему Касю. – Он убережёт тебя в бою.
«Омамори? Специально для меня? – бессвязно думал Касю, уставившись на маленький мешочек. – Госпожа беспокоится обо мне?..»
– Ты же любишь всё красивое, – улыбнулась [Твоё имя] и тут же посерьёзнела. – Или тебе не понравилось?
– Понравилось! – поспешил возразить меч, пряча оберег в карман.
Касю отвернулся, старательно пряча от хозяйки набежавшие слёзы. Когда это он успел стать таким сентиментальным?
/Касю очень боится, что если он будет выглядеть или вести себя как-то не так, то вызовет у тебя отторжение, и ты больше не будешь его любить – в последнее время это уже превращается в фобию, поэтому даже такие незначительные, на твой взгляд, показатели твоего расположения и заботы о нём – уже очень важный для Касю знак: ему необходимо твоё одобрение в любых делах. Иногда, когда парню начинает казаться, что другие мечи получают незаслуженно больше внимания, становится колким и язвительным, но это всё от неуверенности в себе: позже Касю испытывает настоящие угрызения совести и корит себя за то, что мог ненароком тебя обидеть, в то время как на самом деле он просто хочет, чтобы ты любила его и восхищалась им/

Ямато-но-ками Ясусада:
[Твоё имя] в одиночестве бродила по саду, вчитываясь в греющие душу строчки.
«Дорогая Хозяйка,
меня отругал Окита-кун. Он произнёс: "Ты что делаешь?"
Разумеется, это не потому, что он понятия не имел, кто я такой.
Он был в курсе, что я навещал его, больного и прикованного к постели, хотя должен был нести важное дежурство.
"Не делай меня причиной неисполнения своих обязанностей. Это досадно", – вот что он сказал».
[Твоё имя] негромко усмехнулась. Такая любовь и верность прежнему владельцу казалась ей благородной и немножко милой.
«Он прав.
Если я продолжу оглядываться на прошлое, пользы от этого не будет никому.
Поэтому... Я забуду Окиту-куна.
Потому что это то, чего он хочет.
Когда я забуду его и стану мечом, принадлежащим лишь тебе, я вернусь. Обязательно».
[Твоё имя] прижала письмо к груди и улыбнулась, прикрыв глаза.
– Возвращайся скорее, Ясусада.
/Ямато-но-ками долгое время ходил сам не свой и не мог избавиться от тоски по предыдущему хозяину, поэтому ты, не способная заменить ему Окиту, с радостью поддержала решение парня отправиться в путешествие, стать сильнее и избавиться от боли прошлого. Впрочем, день ото дня содержание его писем становится всё обнадёживающее: кажется, скоро Ясусада закончит со своими делами и будет готов вернуться в цитадель к тебе и остальным мечам/

Касэн Канэсада:
Поджав под себя ноги, Касэн сидел в паре шагов от [Твоё имя], затаив дыхание и, словно ожидая судейского вердикта, следил за глазами девушки, вчитывающимися в каждый иероглиф.
– Я впечатлена, – заключила [Твоё имя], откладывая рукопись и пропуская мимо ушей облегчённый выдох.
Касэн слегка поклонился:
– Я рассчитывал, что вы оцените.
– Чувство всепоглощающей тоски передано идеально, – продолжила [Твоё имя], возвращая стихотворение Касэну. – Мне очень понравились метафоры, которые ты использовал. У тебя настоящий талант.
– Я думал о вас, – признался польщённый Касэн и тут же поправился, – о людях. О том, что вы должны чувствовать, когда вашу душу разрывают по частичкам.
[Твоё имя] улыбнулась, мягко и загадочно:
– Что ж, если цель твоей жизни – постигнуть человеческую природу, то ты на верном пути.
/восхищается твоими манерами и ценит тебя как эрудированного собеседника, с которым приятно поговорить о прекрасном, ты можешь не догадываться об этом, но ты, изящная и красивая, по мнению парня, часто вдохновляешь Касэна на написание проникновенных пятистиший о любви. Сложно сказать, испытывает ли к тебе Касэн глубокие романтические чувства, да и понимает ли он, каково это вообще – любить, но ему определённо очень импонируют твои человеческие качества/

Идзуми-но-ками Канэсада:
[Твоё имя] изрядно удивилась, когда с очередной миссии Идзуми-но-ками вернулся весь перепачканный, в грязной одежде, но с роскошным молочно-белым цветком кадупула в руках.
– Вот, – шатен протянул цветок девушке, отведя в сторону взгляд, – он похож на вас своим изяществом, поэтому я подумал, что вам будет приятно получить такой подарок.
– Он же такой редкий! – Девушка осторожно взяла цветок и восхищённо осмотрела его со всех сторон. – И цветёт всего одну ночь!
– Я-я знаю, – слегка заикаясь, протараторил голубоглазый. – И я не смог пройти мимо, подумав, что иначе вы так и не оцените его красоту.
[Твоё имя] хихикнула, прикрыв рот ладошкой:
– Неужели ты искал для меня цветы, вместо того чтобы выполнять задание?
– Никак нет! – Идзуми-но-ками сразу же залился краской. – П-позвольте отчитаться о проделанной работе!..
/крайне серьёзно относится к своему имиджу и тому, каким парень выглядит в твоих глазах, поэтому может относиться к себе чересчур критично и корить за малейшую ошибку, боясь, что не оправдывает твои ожидания. Идзуми-но-ками нравится твоя беззащитность, так как рядом с тобой любой меч чувствует себя благородным воином, готовым совершать подвиги во имя своей госпожи, и старается находиться к тебе поближе не только на совместных вылазках, но и в быту. В последнее время всё чаще пытается показать тебе свою симпатию какими-нибудь подарками: то достанет тебе какую-нибудь дорогую ткань для кимоно или украшение, то вот, принесёт с миссии заодно и редчайший цветок. Жди смущённые взгляды со стороны Идзуми-но-ками и бурные сцены ревности от Хасебэ, откуда на подоконнике твоей комнаты появился этот шикарный кадупул/

Муцуноками Ёшиюки:
Подбирая удобное положение, [Твоё имя] с полминуты стояла, замахнувшись для удара, затёкшие плечи неприятно гудели, да ещё и тренировочная одежда была в непривычку.
– Теперь просто сделайте вход и опустите меч вниз, – подсказал Муцуноками.
[Твоё имя] шагнула вперёд и, запнувшись о край хакама, со вскриком рухнула на пол, выронив боккэн из рук.
– Вы такая неуклюжая, госпожа! – беззлобно рассмеялся парень.
/Муцуноками – единственный меч, с кем ты ещё более-менее согласна упражняться с оружием, однако долго ваши импровизированные уроки самообороны обычно не длятся: на самом интересном вас прерывает либо Идзуми-но-ками, заявляющий, что уж он-то обучит хозяйку куда лучше, либо Хасебэ, утверждающий, что тебе вовсе не за чем браться за оружие, ведь он, Хешикири Хасебэ, отведёт от тебя любую опасность, либо оба меча сразу. Тогда, правда, очередной потасовки не избежать, и тебе приходится битый час разнимать бедолаг, в то время как Муцуноками стоит в сторонке, боясь отсвечивать, и неловко чешет затылок/

Яманбагири Кунихиро:
– Если есть какие-то грязные вещи, просто положи их сюда. – [Твоё имя] ногой по двинула бельевую корзину ко входу в комнату. – Я заберу.
Девушка замолкла, взглядом изучая заляпанную грязью и порванную в нескольких местах накидку парня.
– Её тоже нужно постирать, – заключила она, приподнимая накидку за краешек, однако Яманбагири быстрым движением вырвал ткань из рук девушки.
– Копии не пристало заботиться о своей внешности, – буркнул он.
– Но это же не значит, что нужно ходить грязным! – возразила [Твоё имя]. – Ты получишь её обратно. Обещаю.
Простояв в раздумьях несколько секунд, Яманбагири решительно выдохнул и, стремительно краснея, снял накидку и протянул её девушке.
«Прогресс!» – возликовала про себя [Твоё имя].
/ты словно подобрала ключик к пониманию Яманбагири: с ним надо действовать мягко, тактично, без давления, что ты и делаешь, и парень просто не может сопротивляться такой бескорыстной и искренней заботе о нём. Единственное по-настоящему значимое препятствие, мешающее Яманбагири открыться тебе, – это пресловутый комплекс копии: Яманбагири сомневается в своём праве на любовь, но меньше всего он хотел бы проснуться в мире, в котором вдруг не стало тебя/

Хатисука Котэцу:
/считаешь, что Хатисука несправедливо обходится с братом-подделкой, и пытаешься его пристыдить, но самолюбие парня настолько велико, что все твои попытки тщетны: как бы ты ни старалась убедить его, что не такой уж Нагасонэ и плохой, и как бы ни пыталась сблизить братьев, Хатисука лишь демонстративно фыркал и гордым шагом удалялся восвояси. Правда, определённый прогресс всё же есть: Хатисука действительно уже меньше оскорбляет Нагасонэ. По крайней мере, в твоём присутствии/

Нагасонэ Котэцу:
/втайне благодарен тебе, что защищаешь его от нападок Хатисуки, хотя публично и утверждает, что госпоже не стоит тратить время на решение их внутрисемейных проблем. К тебе относится так же по-доброму и с теплотой, как и к своему младшему братишке, Урашиме/

Оокурикара:
/видится с тобой только тогда, когда ты самолично оглашаешь мечам приказы, и упрямо пресекает все твои попытки хоть как-то наладить с ним отношения, добавляя свою коронную фразу: «Я не собираюсь ни с кем сходиться». Да-да, это касается даже тебя, Санивы – казалось бы, самого важного человека в жизни каждого меча. Плюс Оокурикара считает, что тебе стоит тратить время на изучение военной тактики, а не на обсуждение поэзии с Касэном или распитие чая с Угуйсумару и Микадзуки, но возмущается он в основном про себя: парню страсть как неохота спорить с мечами, которые за тебя любому глотку порвут/

Хешикири Хасебэ:
Слегка поёжившись от холода, [Твоё имя] чихнула, и Хасебэ – вот уже в сотый раз за день – рассыпался в извинениях, чуть ли не кидаясь в ноги:
– Простите меня, госпожа! Это всё из-за того, что вчера я слишком долго проветривал вашу комнату перед сном! Ваша болезнь – целиком и полностью моя вина!..
[Твоё имя] не сдержалась и хихикнула в кулачок: суетливость Хасебэ показалась ей забавной.
– Это всего лишь лёгкая простуда, – заверяла она, – завтра я снова буду в порядке. Все люди время от времени болеют, ты ни в чём не виноват.
Однако Хасебэ всё не унимался:
– Что, что мне сделать, чтобы заслужить ваше прощение? - Он преданно заглянул девушке в глаза.
[Твоё имя] хотела было вновь начать открещиваться, но быстро передумала: Хасебэ к ней со всей душой, будет некрасиво, если она вот так грубо его оборвёт.
– Думаю, вкусный удон улучшил бы моё самочувствие, – улыбнулась девушка.
/теперь можешь даже не сомневаться: ты получишь самый вкусный удон, который когда-либо готовили, разве что он может быть чуть солоноват: Хасебэ нет-нет, да и прольёт скупую слезу, сопереживая своей хозяйке. Иногда тебе даже начинает казаться, что на самом деле Санива – он, а не ты: парню не составляет труда убираться в твоей комнате, чтобы тебе было комфортно, и помогать с работой, когда у тебя не хватает на это времени. Ты можешь сетовать на то, что ты не очень организованная, да ещё и домосед, но заботиться о тебе Хасебэ только за счастье: он невероятно горд быть твоей правой рукой и чувствует себя по-настоящему нужным, когда ты, очаровательно улыбаясь, слегка треплешь его по волосам и благодаришь за заботу. Это любовь/

Додануки Масакуни:
Додануки напряжённо смотрел, как Ямабуши последовательно надевает блины на гриф тренировочной штанги и становится в стойку.
– До меня ещё никто не мог её поднять, а значит, я буду самым сильным мечом в цитадели! – Ямабуши сосредоточился и, поднатужившись, оторвал штангу от пола. – Р-ревите, мои мускулы!..
Уступать Ямабуши в силе ну очень не хотелось, и Додануки, нахмурившись, стал оглядывать помещение в поисках чего-нибудь тяжёлого. Со стороны коридора послышались лёгкие шаги: мимо тренировочного зала шла [Твоё имя].
– Хозяйка! – окликнул её парень, в мгновение ока оказавшись рядом с девушкой.
– Что-то случилось?
– Простите, – коротко буркнул Додануки и... поднял её на руки, а вслед за тем – над головой, отчего [Твоё имя] пискнула и вытянулась в струнку.
– Вот, так даже лучше. – Парень одобрительно кивнул и стал приседать, время от времени бросая на Ямабуши победоносные взгляды.
– Додануки, пожалуйста, поставь меня на землю! – разнервничавшись, взмолилась [Твоё имя].
– Вот именно, – расхохотавшись, вторил Ямабуши, – уверен, хозяйка легче моей штанги раза в два!..
/ты не понимаешь рвения парней меряться силой, поэтому не разделяешь их энтузиазма тягать гири и штанги или отправляться на тренировку в горы. Сам же Додануки снисходительно относится к тому, что ты ни оружием не владеешь, ни большой физической силой не обладаешь: достаточно и того, что ты отслеживаешь перемещения врага и в случае чего предупреждаешь об опасности, а они, мечи, для того и созданы, чтобы защищать свою хозяйку/


Тати

Микадзуки Мунечика:
– Неужели госпожа и сегодня откажет дедушке в прогулке перед сном?
– Ох, прости, Микадзуки, полно работы, – извинившись, погрустнела [Твоё имя].
– Созерцание полной луны лечит душу и успокаивает мысли. Нужно иногда позволить себе расслабляться, – парень внимательно посмотрел на хозяйку. – Полагаю, вам снова есть чем со мной поделиться.
Девушка вздохнула и отложила бумаги в сторону.
Микадзуки привёл её на крышу цитадели.
– Ни разу здесь не была, – [Твоё имя] чуть боязливо осматривала окрестности с высоты. – А это не опасно?
– Абсолютно.
[Твоё имя] сделала маленький шажок вперёд, словно пробуя черепицы на прочность.
– Вот так, – направлял Микадзуки, придерживая девушку за руку, – осторожнее, не оступитесь.
/безмерно ценит твоё бережное и уважительное отношение к нему, на заботу отвечает заботой и сам относится к тебе больше как добрый дедушка к любимой внучке, а не как подчинённый к своей хозяйке. Никогда не устаёт выслушивать то, что накопилось у тебя на душе, и обязательно даст какой-нибудь совет, призвав относиться к вещам проще: его внешнее хладнокровие и спокойное отношение к жизни не могут не действовать на тебя благоприятно. Несмотря на беззаботный характер, очень серьёзно относится к своему долгу как меча. Если бы ты была парнем, Микадзуки чуть меньше бы беспокоился о твоей безопасности, однако хрупкая девушка должна быть под надёжной защитой, поэтому Микадзуки тщательно присматривается к твоему ближайшему окружению и следит, чтобы его составляли только самые надёжные и достойные мечи/

Когицунэмару:
Перед Когицунэмару приземлилась дымящаяся тарелка жареного тофу.
– Надеюсь, в этот раз моя стряпня окажется съедобной, – хихикнула [Твоё имя].
Без лишних слов Когицунэмару взял с подноса шпажку и, проткнув ею золотистую корочку, подцепил один из кусочков и отправил его себе в рот.
– Ну, как? – [Твоё имя] взглядом прожигала в парне дыру.
– Лучшее, что я когда-либо пробовал, – сказал Когицунэмару и не соврал.
/всем Когицунэмару заявляет, что является диким лисом, но с тобой ему нравится играть ручного зверя: парень позволяет тебе кормить его жареным тофу и причёсывать его «мех». Вы находитесь в довольно-таки дружественных отношениях: при тебе Когицунэмару не позволяет себе резких высказываний и становится совсем домашним и умиротворённым/

Оодэнта Мицуё:
/беспокоится о твоём благополучии, поэтому даже тебя, его хозяйку, не подпускает к себе слишком близко, боясь, что может как-то навредить, и вообще большую часть времени проводит в одиночестве. Ситуация меняется, если ты заболеваешь: Оодэнта использует свою силу, чтобы изгнать твои болячки, и держится более раскованно, но все возвращается на круги своя, как только ты начинаешь идти на поправку/

Сохая-но-цуруги:
/а вот он, в отличие от Оодэнты, освоился очень быстро и уже приспособился работать у кого-нибудь на подхвате. Парня даже не смущает, что он дубликат, – это, по его мнению, не мешает приносить пользу, поэтому ты только облегчённо выдыхаешь: тебе и Яманбагири с его комплексом копии за глаза хватает/

Джудзумару Цунецугу:
/ты не можешь не волноваться за парня, когда вместе с другими мечами он время от времени уходит тренироваться в горы, и облегчённо выдыхаешь только тогда, когда вся компания возвращается в цитадель целой и невредимой. И если Ямабуши или, скажем, Додануки ты отпускаешь с лёгким сердцем – эти двое выживут везде, – то вот за сохранность Джудзумару – худого, как спичка, и, казалось, совершенно неприспособленного к суровым походным условиям – ты переживаешь не на шутку. Твои опасения, однако, каждый раз оказываются напрасными, а довольный Джудзумару охотно рассказывает за чашкой чая, чему он научился в этот раз/

Ичиго Хитофури:
– Вот, готово.
Довершив последний аккуратный стежок, [Твоё имя] прочно закрепила нитку и, убрав иголку в набор для шитья, протянула рубашку Ичиго.
– Как новенькая, – благодарно улыбнулся молодой человек.
[Твоё имя] пригладила свои мягкие волосы, очаровательно покраснев:
– Моя обязанность – заботиться о каждом из вас.
– У меня целая орава младших братьев, я должен уметь справляться с трудностями самостоятельно, чтобы быть для них примером, – Ичиго хохотнул, кивая на заштопанную рубашку, – но, видимо, не судьба.
[Твоё имя] только ободряюще улыбнулась в ответ:
– Всё в порядке. Должен же существовать кто-то, кто позаботится в ответ о тебе.
/между вами сложились крайне доверительные отношения, выстроенные на похожести и взаимопонимании: Ичиго заботится о своих младших братьях, тебе семьёй стали сами мечи, за которыми тоже нужно приглядывать, оба вы – личности вежливые, внимательные и учтивые, поэтому и ссор между вами нет. Ты всегда успокаиваешь Ичиго, когда тому кажется, будто он не соответствует им же установленным стандартам, и многократно возвращаешь ему внимание и заботу, которыми парень обычно одаривает окружающих, Ичиго платит тебе тем же: придаёт сил, когда тебе кажется, будто весь мир настроен против тебя, и ставит твои нужды выше своих/

Ооканэхира:
/пусть Угуйсумару и уверяет тебя, что напыщенность Ооканэхиры и его любовь покрасоваться – не более, чем маска, а на самом деле парень очень усидчивый, упорный и честолюбивый, тебе всё равно не очень нравится его склонность делать громкие заявления перед тем, как приступать к работе: подсознательно ты понимаешь, что Ооканэхира просто старается стать лучшим, но считаешь, что можно при этом и не кичиться. В общем, до тех пор, пока Ооканэхира исправно выполняет свои обязанности, особого значения его бахвальству ты не придаёшь/

Угуйсумару:
– Не хотите сделать небольшой перерыв и выпить со мной чая? – услужливо поинтересовался Угуйсумару у проходившей по энгава [Твоё имя], указывая на место рядом с собой. – Выглядите немного утомлённой.
– С удовольствием. – Девушка благодарно улыбнулась, опускаясь на подушку, и взяла в руки чашку.
Угуйсумару разлил обоим из чайничка свежезаваренный зелёный чай; [Твоё имя] с блаженством ощущала, как горячая жидкость постепенно наполняет ёмкость, согревая руки.
– Вот это да, три чаинки всплыло! – Она искренне обрадовалась, заглянув в чашку Угуйсумару. – Кому-то сегодня очень повезёт.
– Мне уже повезло, – добродушно отозвался тот, – не каждый день у вас выдаётся минутка посидеть со мной.
Со стороны сада вдруг донеслось затяжное «ку-ку».
– Кукушка-кукушка, сколько мне жить осталось? – с задором в голосе поинтересовалась [Твоё имя].
Безмятежная улыбка исчезла с губ Угуйсумару.
/подобные ситуации лишний раз напоминают парню, что ты, как и все люди, смертна, а потому рано или поздно Угуйсумару придётся с тобой расстаться, но ему так не хочется об этом думать! По секрету, он очень к тебе привязался: сначала долго рассуждал, удастся ли вам поладить, однако, увидев, как ты болеешь душой за всех мечей без исключения, как бы они к тебе ни относились в ответ, Угуйсумару понял, что более идеальной кандидатуры на роль Санивы просто не существует. Парень знает, что на такой ответственной должности тебе приходится нелегко, но всё же думает, что следует проще относиться к жизни и к своим обязанностям, часто даёт советы в духе «Не обращай внимания, что говорят другие», позволяя тебе хотя бы в его обществе избавиться от лишнего напряжения/

Акаши Куниюки:
/тебя выводит из себя его лень и полное отсутствие мотивации что-либо делать, однако внешне ты стараешься не показывать своего раздражения, только разве что речь становится чуть формальнее и резче. Однако, стоит тебе только упомянуть Хотарумару, и – о чудо! – Акаши даже поднимается с места. И хотя каждый раз прибегать к помощи оодачи ты считаешь непозволительным, проблему очень быстро и эффективно решает Хасебэ, бесцеремонно расталкивая Акаши и вопя, что тот приносит тебе неудобства/

Сёкудайкири Мицутада:
Тихонько пыхтя себе под нос, [Твоё имя] уже несколько минут возилась с одной-единственной морковью, ковыряя ножичком кожицу; лезвие несколько раз прошло в опасной близости от подушечек пальцев девушки.
Наблюдая её безуспешные попытки, Мицутада сжалился:
– Немного не так, госпожа, – он осторожно взял её руки в свои, направляя движения в нужную сторону. – Вы привыкли резать от себя, а надо наоборот, на себя.
– Я и не догадывалась, что резка по овощам – такое трудное занятие, – призналась [Твоё имя], украдкой вытирая со лба пот.
Последив за её действиями ещё какое-то время, Мицутада удовлетворительно кивнул и вернулся к нарезке мяса, бросив через плечо:
– Справится любой, достаточно лишь приноровиться.
– Нет, тут нужен кулинарный талант. Вроде твоего, Мицутада, – ободряюще улыбнулась девушка, заставив того слегка покраснеть.
Вдруг она вскрикнула; на разделочную доску, громко звякнув, упал кухонный нож. Мицутада резко обернулся: девушка стояла, схватив себя за большой палец.
– Кажется, порезалась немного.
Мицутада задумчиво смотрел, как порез наполняется кровью, и, не удержавшись, поднёс руку [Твоё имя] к губам и языком слизнул тёплую жидкость.
– М-Мицутада, – [Твоё имя] бросило в краску, – может, лучше воспользоваться пластырем?..
/всем известно, какой Мицутада любитель покрасоваться, а уж не постараться даже в быту лишний раз впечатлить любимую хозяйку – грешное дело, – иначе зачем ему вдруг понадобилось ни с того ни с сего увлечься художественной резкой по овощам и фруктам? Кстати о любимой хозяйке. Раньше Мицутада относился к своим владельцам без особого обожания, однако ты смогла перевернуть его представления о том, каким должен быть настоящий хозяин. Мицутада просто обожает для тебя готовить, да и вообще выполнять работу по дому, потому как ты всегда по достоинству оцениваешь его старания, а недавно и вовсе поймал себя на мысли, что старается только для того, чтобы увидеть улыбку на твоём лице. Теперь вот думает, что ему со всем с этим делать/

Косэцу Самондзи:
– Поздравляю с успешным завершением миссии, – слегка поклонилась [Твоё имя], приветствуя Косэцу и стараясь не обращать внимания на его заляпанные кровью одежды. – Рада, что ты вернулся невредимым.
Ничего не ответив, парень помрачнел ещё больше и опустил голову.
– Что такое? – забеспокоилась хозяйка. – Ты ранен?
– Нет, – Косэцу покачал головой, – но было бы лучше, чтобы мечи так и оставались неиспользованными. Этот мир полон скорби.
/хотя Косэцу и ненавидит сражаться, но он никогда не жалуется: ты, даже зная о его недюжинных способностях, отправляешь Косэцуна миссии только в крайних случаях. Видит доброту и способность к состраданию в твоей душе и не хочет, чтобы война ожесточила тебя, любит порассуждать и пофилософствовать с тобой за чашкой чая вечером и рад, что и братья разделяют его положительное отношение к тебе/

Ямабуши Кунихиро:
Издав воинственный клич, Ямабуши со всей силы ударил увесистым молотом о металлическую пластинку, и металлический шарик подлетел практически до самого верха шкалы.
– Как ты ещё не устал, – произнесла [Твоё имя] вслух, хотя внутри прекрасно понимала: Ямабуши не отойдёт от игрушки до тех пор, пока не побьёт рекорд, установленный Додануки.
Ямабуши громко рассмеялся:
– Хозяйка, не хотите попробовать? – предложил он, с готовностью протягивая той молот.
– Нет-нет, – та испуганно завертела головой, – я лучше просто посмотрю.
/удивляется, как это ты добровольно отказываешься биться на мечах или разминаться в тренажёрном зале, и не прекращает попыток тебя растормошить, думая, что попросить присоединиться к «веселью» тебе не позволяет воспитание. Странно, но отказы из раза в раз его ни о чём задуматься не заставляют/

Хигекири:
/считаешь забывчивость Хигекири серьёзной проблемой, потому что он не то, что имена окружающих забывает через три секунды, он твоё-то имя может сутками вспоминать и так и не вспомнить – а если ему придётся докладывать тебе о чьём-то ранении на миссии? Вторая не менее серьёзная проблема – беззаботное отношение самого Хигекири к своим провалам в памяти: парень вообще считает, что имена (да и большинство вещей) мало что значат/

Хизамару:
/от души жалеешь Хизамару, так как можешь поставить себя на его место и представить, каково это – когда брат не может вспомнить твоё имя, и только поражаешься выдержке парня, из раза в раз поправляющего Хигекири. Иногда он всё-таки может из-за этого расчувствоваться и прибегает к тебе за утешением/

Шиши-О:
Заметив, что хозяйка опасливо поглядывает на огромное мохнатое существо размером с рысь, которое шарфом обернулось вокруг шеи Шиши-О, паренёк решительно подошёл к [Твоё имя], заставив её напрячься.
– Ты можешь его погладить, – разрешил он. – Ну же, Нуэ совсем не страшный!
После нескольких секунд колебаний девушка всё-таки медленно протянула одну руку к тушке и кончиком пальца дотронулась до шерсти. Шерсть оказалась на удивление мягкой, и [Твоё имя], забыв, что ещё несколько секунд назад боялась даже смотреть на Нуэ, начала легонько поглаживать его. Существо вдруг зашевелилось, и [Твоё имя] сразу же отдёрнула руку.
– Кажется, ты ему понравилась, – широко улыбнулся Шиши-О.
/пусть ты и не «старик», которого так любит вспоминать Шиши-О, но это не мешает ему хорошо к тебе относиться. Да, временами он скучает по старому хозяину, но надеется, что и с тобой у него сложатся такие же тёплые отношения, тем более, ты кажешься таким хорошим человеком! Единственное что, тебя пока пугает, –это мифический монстр Нуэ, которого Шиши-О всюду таскает за собой, и придётся набраться терпения, чтобы привыкнуть к такому дуэту/

Когарасумару:
– Наконец-то я могу отблагодарить тебя за проявленную заботу. Надеюсь, мой подарок придётся по вкусу.
Услышав за спиной голос Когарасумару, [Твоё имя] отвлеклась от работы и заинтересованно обернулась через плечо. На ладонях брюнета покоился костяной гребень с отделкой из полудрагоценных камней.
– Мне кажется, он подойдёт к твоим глазам.
Девушка тут же покраснела и, выставив перед собой руки, завертела головой:
– Но это слишком дорогой подарок, я не могу его принять!
– Отцы должны баловать своих дочерей. – Когарасумару оставался непреклонен, настойчиво протягивая [Твоё имя] украшение.
Поколебавшись несколько секунд, она всё же переняла из рук Когарасумару гребень и аккуратно вдела его в волосы.
– Дети всегда так скромны при родителях. Это трогает, – удовлетворительно кивнул брюнет.
/Когарасумару – единственный меч, к которому ты обращаешься на «Вы», что ему очень льстит. Несмотря на разницу в ваших статусах, уже не говоря о возрасте и даже происхождении, воспринимает тебя как милую женственную дочурку, которую он обязан оберегать и баловать, и следит, чтобы все мечи относились к тебе уважительно, строго отчитывая «непослушных детей», проявляющих хоть малейшую бестактность. Особенно Когарасумару жалует Хасебэ – тот чуть ли не пылинки с тебя сдувает, – и будет только рад, если увидишь в парне нечто большее, чем просто самый верный и исполнительный меч. Словом, «отцовское» благословение вы уже получили/

Цурумару Кунинага:
Наконец-то выловив Цурумару, [Твоё имя] притащила его за собой в прихожую.
– Это что? – строго спросила она, ткнув пальцем в сторону входа.
У стены в ряд стояли маленькие ботиночки, принадлежавшие не иначе как Тоширо-младшим. Каждый шнурок был связан со шнурком соседнего ботинка маленьким, но прочным бантом.
– Это обувь, – ответил парень, прекрасно понимая, какая сейчас за этим последует реакция.
– Развязывай, – безапелляционным тоном приказала [Твоё имя]. – Что, если кому-то из Тоширо срочно придётся выдвигаться на миссию? Им что, тратить своё время, устраняя последствия твоих фокусов?
Цурумару фыркнул и сделал вид, что подчинился.
– Раз уж тебе настолько скучно, что ты не брезгуешь издеваться над детьми, специально для тебя я составила отдельный список дел – сюрпризов до вечера хватит, будь уверен!.. – сердито отчитывала девушка, похлопывая себя по карманам. – Вот только... где же он?..
Парень не удержался и издал ехидный смешок.
– Цурумару, это уже не смешно! – Сжав кулачки, [Твоё имя] стала надвигаться на светловолосого. – Сейчас же верни!
– Хозяйка, ты зануда!.. – показав девушке язык, со смехом бросился прочь Цурумару.
/тебе неохота это признавать, но подчас ты совершенно не можешь сладить с трудноуправляемым Цурумару. От его сюрпризов не застрахована даже ты: парень может натянуть нитку на выходе из твоей комнаты, чтобы ты об неё споткнулась, или, зная о твоём отношении к алкоголю, специально подменить воду на крепкое саке, думая, что это всё очень весело. При этом каких-то резко негативных чувств Цурумару к тебе не испытывает, скорее, ему просто нравится тебя лишний раз провоцировать, чтобы разнообразить свой досуг острыми ощущениями. В принципе, если нервы совсем сдадут, можешь пожаловаться на него Хасебэ. Только всё-таки не забывай потом проведывать парня в больничной палате.../


Оодачи

Ишикиримару:
Три раза громко постучавшись, Ишикиримару заглянул в комнату госпожи: [Твоё имя] разгребала огромный завал на рабочем столе.
– Вековая сакура снова зацвела, – вкрадчиво начал Ишикиримару. – Все будут только рады, если вы присоединитесь полюбоваться ею.
[Твоё имя] вздохнула и грустно покачала головой.
– Но... Мне столько всего нужно сделать... – Девушка развела руками.
В руках оодачи держал теплую накидку; по-доброму усмехнувшись, он набросил её [Твоё имя] на плечи, чтобы та не простыла на улице.
– Во всём хороша умеренность, – заключил Ишикиримару. – Работа может подождать.
/если Микадзуки для тебя – любящий «дедушка», то Ишикиримару – заботливый «отец» (наряду с Когарасумару, конечно), что всегда присматривает за тобой и следит, чтобы ты не перетрудилась. Ценит твою доброту и бесконфликтность, с радостью исполняет твои приказы помолиться на удачу или освятить какой-то объект и сам использует свою силу, чтобы вылечить тебя от болезней. Становится очень злой, если тебя ранят, хоть и пытается держать свой гнев под контролем/

Хотарумару:
Вечером отыскав [Твоё имя] – девушка в одиночестве сидела на веранде и, мечтательно улыбаясь, маленькими глотками отпивала чай, – Хотарумару протянул ей крошечный спичечный коробок и с придыханием наблюдал, как хозяйка отставляет чашку и одним глазком заглядывает внутрь: изнутри коробок заполнял мягкий жёлто-зелёный свет.
– Надо же, ты поймал светлячка, – улыбнулась девушка. – Какой красивый!
Хотарумару раскинул руки в стороны:
– Там, за цитаделью, целая поляна мерцающих светлячков!..
– Если насобираешь побольше и посадишь в баночку, получится живой светильник, – подсказала [Твоё имя].
– Да! – И мальчик тут же с топотом умчался прочь.
/любит пересказывать тебе историю, как однажды его полностью починили светлячки, и, как и практически любой меч, старается произвести на тебя положительное впечатление. Не очень любит, когда ты поручаешь ему работу, которая Хотарумару не нравится (например, уход за лошадьми, но виду не показывает, думая, если он будет стоически переносить все трудности, то заслужить твоё уважение/

Таротачи:
/именно из-за него тебе пришлось немного увеличить высоту дверных проёмов, так как Таротачи, задумавшись на ходу, нередко врезался лбом в балки и дверные косяки и потом долгое время ходил со здоровенными синяками в пол-лица. Причём высокий рост Таротачи приносил проблемы не ему одному: задевая обшивку или стяги, он и вовсе их ломал, так что в новом жилище парень наконец-то может почувствовать простор. Благодарен тебе, что ты заботишься о комфорте мечей, и старается быть полезным/

Джиротачи:
На маленьком столике, который Джиротачи специально пододвинул ближе к себе, аккуратными рядами были разложены несколько расчёсок, подводка, румяна, и несколько видов губной помады.
– Признаться, я давно хотел сделать вам причёску и изысканный макияж, госпожа, – щебетал Джиротачи, раскладывая кисти. – Такое прелестное личико, как у вас, должно выделяться.
[Твоё имя] смущённо отмахнулась:
– Любое лицо покажется красивым, если правильно его накрасить.
– Даже не спорьте со мной! Ну-ка, дайте мне лучше подумать, какой стиль подойдёт вам больше всего. – Джиротачи приподнял лицо девушки за подбородок и стал пристально его рассматривать. Внезапно парня озарило: – Киотский!
Джиротачи потянулся за белилами и, заметив, что краем глаза [Твоё имя] посматривает в зеркало, стоящее в углу комнаты, поспешил развернуть его к стене:
– Нет-нет, это будет сюрприз!
/если тебе нужен совет касательно соответствия причёски типу лица или сочетаемости цветов в одежде – это всегда к Джиротачи: парень на удивление неплохо разбирается в вопросах красоты. Сам же парень воспринимает тебя больше как подружку, нежели свою владелицу, и с радостью устраивает тебе «девичники», наряжая в пёстрые кимоно и делая сногсшибательные причёски. В благодарность ты закрываешь глаза на пристрастие парня к алкоголю/

Яри

Отэгинэ:
/знает, как сильно тебя выводят из душевного равновесия конфликты и ссоры, поэтому всегда, когда ты повздоришь с кем-нибудь из мечей, предлагает свою помощь. Считает тебя миленькой, потому как с его высоты ты кажешься ему крошечной, и боится раздавить, когда в очередной раз обо что-то спотыкается и случайно падает на тебя/

Тонбокири:
Пытаясь проглотить огромный ком в горле, [Твоё имя] на трясущихся ногах приближалась к боевому коню, уже экипированного для предстоящей битвы.
– Давайте, госпожа. – Тонбокири слегка подтолкнул девушку вперёд. – Если пренебрегать лошадью, сражение не выиграть.
Конь всхрапнул и, пару раз ударив копытом, встал на дыбы и протяжно заржал. [Твоё имя] взвизгнула и спрятала лицо на груди у Тонбокири.
«Пугливая какая», – удивился про себя мужчина.
/несмотря на нынешние заслуги, считает, что тебе всё равно многому есть поучиться (например, перестать бояться крупных лошадей), но признаёт тебя как свою хозяйку. Думает, что тебе стоит стать самостоятельнее и выносливее, чтобы быть способной позаботиться о себе самой в сражении/

Нихонго:
/думает, что ты слишком уж сильно нянчишься со всеми и больше похожа на мамочку, а не на Саниву. Ты, по его мнению, чересчур мягкотелая и сердобольная, чем и объясняется то, что некоторые мечи тебя на дух не переносят. Впрочем, другая половина с ним бы поспорила относительно твоей личности/

Нагината

Иватооши:
Когда узкие полоски света, лежащие на деревянном полу коридорчика, резко пропали, перекрытые широкой фигурой, все сомнения [Твоё имя] резко отпали: в цитадели мог найтись только один меч, по габаритам соперничавший с платяным шкафом.
– Хозяйка такая маленькая. Как карлик. Лилипут, – отчеканил Иватооши, угрожающе нависая над девушкой. – Я бы с лёгкостью мог её раздавить.
От хищного взгляда, так и источавшего холод, хотелось сжаться в комок и забиться в какой-нибудь угол, однако [Твоё имя], набравшись мужества, лишь задрала подбородок выше: с визгом убегать от своих же подопечных она, Санива, права не имела.
– Мне нужно пройти, – таким же ледяным тоном ответила она и, не выказывая страха, зашагала мимо Иватооши.
/а вот и твоя главная головная боль. Находя твои манеры слишком жеманными, речи – приторно-сладкими, а личность – правильной, Иватооши принципиально не считается с твоим мнением и даже игнорирует некоторые приказы (!), за что позже огребает от доброй половины мечей. Тем не менее, это не мешает ему каждый раз, пользуясь своим устрашающим видом, откровенно тебя запугивать или даже завуалированно оскорблять. Обычно ты держишь лицо или же хотя бы стараешься сохранить его невозмутимое выражение, но нередки случаи, когда ты изливаешь душу Ичиго или Микадзуки – им одним довелось видеть твои слёзы, из-за чего оба меча загодя относятся к Иватооши негативно. А тот будто и не видит, каких врагов себе наживает/

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1120-943.html
Прoкoммeнтировaть
 

Дoбавить нoвый кoммeнтарий

Как:

Пожалуйста, относитесь к собеседникам уважительно, не используйте нецензурные слова, не злоупотребляйте заглавными буквами, не публикуйте рекламу и объявления о купле/продаже, а также материалы, нарушающие сетевой этикет или законы РФ. Ваш ip-адрес записывается.


Илюзия жизни > Тест: Touken Ranbu: мнения 1 Ты...  13 апреля 2018 г. 07:04:59

читай на форуме:
Я РАЗБИЛ САШЕ СЕРДЦЕ :-) :-) :-) :-...
пройди тесты:
Насколько ты хорошо знаешь сериал...
Попробуй за ней угнаться! или месть не...
Проект "Перевёртыш"20
читай в дневниках:
привеееет
заходите
предисловка

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх